Информация:

Бесплатная книга юристам - журналы и газеты оптом.


 
Rambler's Top100

Евгений Спангенберг

Евгений СпангенбергСреди отечественных орнитологов Евгений Павлович Спангенберг занимает особое место, потому как лишь его, одного из немногих, можно назвать орнитологом-натуралистом. Быть настоящим натуралистом - редкое дарование, особый образ мыслей, своя философия и познавательная система. Евгений Павлович - выходец из дворянского рода фон Спангенбергов, корни которого восходят еще к XVII веку. Дед его, Евгений Иоганнович Спангенберг, по национальности был датчанином, служил капитаном дальнего плавания, и в свое время женился на украинке Надежде Тарасенко. Отец писателя, Павел Евгеньевич Спангенберг, по профессии был инженером-путейцем, принимал участие в строительстве многих отечественных железных дорог, вследствие чего семья часто переезжала с места на место.

Евгений Спангенберг родился в 1898 году на ст. Андриановка Читинской области. В раннем детстве жил в Санкт-Петербурге.Сильное влияние на формирование интересов Жени имел его дед - семидесятилетний капитан, живший вместе с ними. Это был настоящий «морской волк», дважды обошедший вокруг света и побывавший во многих странах мира, добравшийся даже до Чукотки. Помимо прочего дед был большим любителем природы, разносторонней и яркой личностью. с собой он привез коллекцию чучел редких птиц и коллекцию самых разных сувениров. По вечерам, сидя у камина, дед рассказывал о своих водных путешествиях, приключениях, природе далеких стран и встречах с интересными людьми. Эти захватывающие рассказы сильно занимали Женю и будили в нем пока еще неосознанное стремление к путешествиям, интерес к природе. Однажды отец подарил ему десятитомник А. Брема «Жизнь животных», ставший для него настоящей путеводной нитью.

Позже Спангенберги переехали из Петербурга в небольшой железнодорожный поселок Ахтубу, затерянный в степях Нижнего Поволжья. Здесь у мальчика началась совсем другая жизнь. Вокруг дома был огромный заброшенный сад, а по соседству до самого горизонта простиралась первозданная степь. Положительно повлияли на мальчика и постоянные поездки в степь с отцом, и отдельная комната, которую ему выделили для содержания живности. Отец Евгения Павловича, строитель и «технический» человек, также сильно увлекался охотой, был большим любителем природы и всегда поддерживал в сыне интерес к общению с животными, и в доме постоянно появлялись разные птицы и зверьки.

У мальчика появилась удивительная способность выкармливать маленьких птенцов и выхаживать подранков, ухаживать за животными, которые регулярно появлялись у них дома. Он возился с ними днями, неделями и месяцами, не ведая усталости. Привычка ухаживать за разной живностью осталась на всю жизнь, и добрая традиция содержания животных не прерывалась никогда, в том числе и когда Евгений Павлович поселился в Москве. Питомцев своих он или отпускал на волю, или передавал Московскому зоопарку.

Впервые отец взял Женю на охоту еще в шестилетнем возрасте. А когда ему исполнилось семь, он получил в подарок первое ружье. С тех самых пор охота вошла в жизнь будущего путешественника и ученого, стала его страстью, а охотничьи собаки стали лучшими друзьями.

Евгений СпангенбергСемья в очередной раз переезжает - в Сибирь, в Иркутск, куда направили работать отца. Здесь до настоящей тайги нужно было добираться полный день, к тому же много времени отнимала работа в гимназии. Однако и здесь, на берегах Ангары, юный Евгений находил много возможностей вырваться из города на природу.

В 1918 году Евгений заканчивает Иркутскую гимназию, и наступает пора определяться с дальнейшими жизненными планами. Евгений Павлович едет жить на Украину, в город Запорожье. Было смутное и опасное время, на Украине шла война, об охоте пришлось забыть, не получилось и попасть в университет. Евгений какое-то время работает делопроизводителем в мастерских на железной дороге, а в 1919 году призывается в Красную Армию, где служит около двух лет, будучи рядовым бойцом на Южном фронте. Когда в 1921 году война практически закончилась, Евгений Павлович демобилизуется и отправляется учиться в университет на специальность зоолога. В 1922 году Евгений Спангенберг поступил в Московский университет на естественное отделение физико-математического факультета. Учеба, помимо отличных знаний по зоологии, воспитала Евгения Павловича как истинного орнитолога-натуралиста. Московский университет в те времена был центром биологических наук, а одним из профессоров, преподававших в университете, был Б. М. Житков. Одновременно с Евгением Павловичем в научных кругах появился и А. Н. Формозов.

В тот период жизнь в Москве не была простой, и чтобы обеспечить себя финансово, Евгений Павлович параллельно с учебой работал отделе культуры Московского городского Совета профессиональных союзов, проводил экскурсии в Московском зоопарке и Зоологическом музее. С тех самых пор он никогда не терял связи с этими учреждениями.

В 1930 году Евгений Павлович заканчивает Московский университет и становится заведующим в зоологическом отделе музея Академии коммунистического воспитания им. Н. К. Крупской. Но проработал он здесь недолго, так как академию перевели в Ленинград, и в 1931 году Евгений Павлович стал старшим научным сотрудником Центральной лаборатории биологии и техники охотничьего промысла ВНИИ охотничьего хозяйства, звероводства и оленеводства, которую позже реформировали во Всесоюзный научно-исследовательский институт животного сырья и пушнины им. Б.Н. Житкова (ВНИЖП). Работа здесь была очень интересной, но Евгений Павлович хотел большего, и в 1944 году он стал доцентом биологического факультета Московского университета. В 1945 году ему присвоили ученую степень кандидата биологических наук. В 1946 году Евгений Спангенберг устраивается на работу в Зоологический музей МГУ, став поначалу заведующим герпетологическим отделом, а позже, в 1950 году, согласно позывам души, перейдя в орнитологический отдел, осуществив свою заветную мечту. Здесь он стал старшим научным сотрудником, проработав 18 лет, до самой смерти.

Главной страстью в жизни Евгения Спангенберга, замечательного натуралиста, были экспедиции в самые разные уголки нашей огромной страны. Экспедиционная жизнь началась еще в 26 лет, когда он был студентом второго курса. Именно тогда, в 1924 году, вместе со своим другом Г. А. Фейгиным он совершает свою первую поездку в Среднюю Азию, в края нижнего течения Сырдарьи. Природа и птицы этой местности поразили воображение, и следующие четыре года, с 1925 по 1928, он посвящает исследованиям этого района. В 1928 году он и С. П. Наумов пешком пересекают Приаральские Каракумы. Какое-то время работает на побережье Аральского моря. Позже неоднократно возвращался в Южный Казахстан для изучения птиц - в 1930, 1932, 1936 и 1937 годах. В 1936 году ему довелось обследовать труднодоступный участок пустыни Кызылкум, находящийся между старым руслом реки Жанадарьи и станцией Арысь. В результате этих девятилетних исследований были получены ценнейшие коллекционные материалы и проведены многочисленные наблюдения, которые были положены в основу монографии описания птиц Нижней Сырдарьи и близлежащих районов. Эта сводка была опубликована в 1941 году в Трудах Зоологического музея МГУ, содержит исчерпывающие сведения о размещении и биологии птиц упомянутой территории, ранее совершенно не изученной, бывшей на карте страны «белым пятном».

В то же время Евгений Спангенберг начал цикл экспедиций в Закавказье. Первая экспедиция в Азербайджан состоялась в 1925 году, в 1929, 1930 и 1933 годах была работа в Ленкорани. Возвращался он сюда и позже - в 1948, 1950 (совместно с С.С. Туровым), в 1952 (совместно с С.П. Наумовым), в 1953, 1954 и 1957 годах. Сводка по Азербайджану была опубликована совместно с A.M. Судиловской в книге «Животный мир Азербайджана» (1951). Она и сейчас остается единственной настолько полной работой по птицам Азербайджана.
Евгений Павлович в эти годы также посетил заповедник «Семь Островов», окрестности станции Акбулак в Оренбургской области, окрестности поселка Кара-Балты в Киргизии, озеро Сарычелек в Фергане, везде проводя интересные исследования. Прервала экспедиционную деятельность Великая Отечественная война. Сразу же по ее окончания, в 1946 году, он совершает поездку в Туркмению для обследования горного хребта Гязь-Гедык в Бадхызе. Неоднократно бывал Евгений Павлович и в Крыму, который очень любил и всегда посещал при возможности.

Однако годы летят, и здоровье Евгения Спангенберга начало сдавать. Для дальних экспедиций стали требовать медицинские справки, для чего необходимо было ходить в ненавистную поликлинику. Три-четыре года он никуда не ездил, позже, в 1963-1965 годах, иногда ездил на Рыбинское море, потом осталось досягаемым только Подмосковье, и тоже ненадолго.

Евгений Спангенберг был уникальным ученым - он не вел подробных полевых дневников, не использовал фотоаппарат, не делал зарисовки, не записывал пение и голоса птиц. Заметно проявился дар коллекционера, когда он начал собирать кладки птиц.
Не чурался он и кабинетной работы. Принял самое деятельное участие в подготовке коллективной монографии в шести томах «Птицы Советского Союза», за которую был удостоен Государственной премии.

Отдельно стоит упомянуть его научно-художественные книги. Яркий пример - «Записки натуралиста», 15 раз (!!!) переиздававшиеся у нас и переведенные на многие иностранные языки. Поражает верность слова, тонкость восприятия природы, постоянство любви и трепетного отношения к животным. То, что пишет Евгений Спангенберг - настоящий поэтический гимн гашей природе, дальним краям, непередаваемой радости открытий и сопряженной с этим упорной работе. Книга написана как путешествие в далекое прошлое, которое так приятно переживать снова и снова. Очень многим эта книга открыла глаза, привила настоящую любовь к природе. Настоящие любители природы обязательно должны прочитать и эту, и другие его замечательные книги - «Встречи с животными», «Из жизни натуралиста», «Среди природы».

Евгений Павлович был очень необычным и своеобразным человеком - недолюбливал коллективизм и толпу, ни разу не ездил на конференции и другие орнитологические мероприятия. Часто бывал замкнут и молчалив, насторожен и временами мнителен. Не любил, чтобы кто-то шел за спиной («Все время боюсь, что мне выстрелят в спину!»). На охоте всегда ходил один и даже самых близких друзей спрашивал: «Вы в какую сторону хотите? Направо? Ну, а я тогда пойду налево!» Не выносил коллективных охот. Был довольно вспыльчив и даже обидчив. Своих настоящих друзей он выбирал очень осторожно и оставался верен дружбе до конца. Евгений Спангенберг был настоящим бессребреником - получая совсем маленькую зарплату, никогда не стремился улучшить материальное положение (хотя возможностей было много). Жил аскетично, не нуждаясь в особом личном комфорте. Те, кто хоть раз был у него дома, помнят полутемную лестницу в старом мрачном доме на бывшей улице Горького, типичную коммунальную квартиру тех лет, где он жил в тесной проходной комнатке. В комнате только самое необходимое - письменный стол, кровать, книжный шкаф и коробки с коллекциями. В те времена у молодых орнитологов появилась традиция - после экспедиции, со свежими впечатлениями, заходить к Евгению Павловичу в Зоомузей - такие визиты для Евгения Павловича были настоящими праздниками. В Зоомузее он держался несколько особняком, не приветствовал никаких «общественных нагрузок» и был далек от любых мелких раздоров.

Евгений Спангенберг после себя оставил глубочайший след в умах и памяти огромного количества любителей природы. Когда он осознал, что любимая экспедиционная работа, общение с природой и животными закрыты навсегда, он потерял стремление к дальнейшей жизни, так как она стала для него бессмысленной. Трагический уход из жизни 25 июля 1968 года поняли и простили все, кто его знал...

 

Книги Евгения Спангенберга.