Rambler's Top100

Виталий Бианки - "Люля"

    - Прежде земли вовсе не было, - рассказывает хант-зверолов. - Только одно море было. Звери и птицы жили на воде и детей выводили на воде. И это было очень неудобно.
    Вот раз собрались звери и птицы со всех концов моря, устроили общее собрание. Председателем выбрали большого-большого Кита. И стали думать, как беде помочь. Долго спорили, шумели, наконец постановили: достать со дна моря щепотку земли и сделать из нее большие острова. И тогда на земле жить и детей выводить на земле.
    Хорошо придумали. А как земли достать со дна, - не знают. Море-то ведь глубокое, не донырнешь до дна. Стали звери и птицы рыб просить:
    - Принесите нам, рыбы, щепотку земли со дна моря.
    - А вам зачем? - спрашивают рыбы.
    - Острова делать.
    - Нет, - говорят рыбы, - не дадим вам земли острова делать. Нам без островов лучше жить: плыви куда хочешь.
    Стали звери и птицы Кита просить:
    - Ты из нас самый сильный и большой зверь. Ты председатель наш. Понатужься - нырни на дно.
    Собрание просит, - нельзя отказываться.
    Набрал Кит воздуху, ударил хвостом по воде - нырнул. Пошли по морю волны, закачались на них звери и птицы.
    Ждут-пождут, - нет Кита. Только большие пузыри из воды выскакивают да с треском лопаются. И волны улеглись.
    Вдруг забурлила вода, всколыхнулось море - выкинуло Кита высоко в воздух. Упал Кит назад в воду, выпустил из ноздрей две струи.
    - Нет, - говорит, - не достать мне до дна. Очень уж я толстый, не пускает меня вода.
    Загрустили звери и птицы: уж если Кит не может достать, - кто же достанет?
    Собрались все в круг, молчат, горюют.
    Вдруг выплывает в середину круга востроносенькая птица.
    - Давайте, - говорит, - я попробую. Может быть, я донырну до дна.
    Посмотрели звери и птицы: да ведь это Люля-Нырец! Ростом с малую уточку. На головке рожки из перьев торчат.
    Зашумели, рассердились звери и птицы:
    - Ты, Люля, смеешься над нами! Кита-великана море, как щепку, выкинуло. А уж тебя-то, слабенькую, разом расплющит.
    - А может быть, и ничего, - говорит Люля. - Попробую.
    И как сидела на воде, так и ушла под воду: только голову опустила - и нет Люли. Даже ряби на волнах не осталось.
    Ждут-пождут звери и птицы - нет Люли. И море спокойно, только белые пузырики из воды выскакивают и лопаются без шума.
    Вдруг на том месте, где Люля нырнула, опять она сидит. А когда вынырнула, - никто и не заметил.
    Сидит, дышит тяжело.
    Зашумели, засмеялись звери и птицы:
    - Где тебе, Люля, до дна достать! Маленькая ты, слабенькая ты, а еще с Китом тягаться хочешь.
    А Люля молчит.
    Отдышалась, отдохнула - опять под воду ушла.
    Ждут-пождут звери и птицы, смотрят на воду - нет Люли. И море спокойно, только розовые пузырики из воды выскакивают, лопаются без шума.
    Вдруг на том месте, где Люля нырнула, опять она сидит. А когда вынырнула, - никто и не заметил.
    Сидит, тяжело дышит. И глаза у нее розовые стали, и на клюве розовый от крови пузырик. Зашумели звери и птицы: жалко им стало маленькую Люлю.
    - Довольно, - говорят, - ты для нас постаралась. Отдыхай теперь. Все равно не достать земли со дна моря.
    А Люля молчит.
    Отдышалась, отдохнула - опять под воду ушла.
    Ждут-пождут звери и птицы, смотрят на воду - нет Люли. И море спокойно. Только красные пузырики из воды выскакивают, лопаются без шума.
    Зашептали звери и птицы:
    - Красные пузырики пошли - это кровь Люлина. Раздавило море Люлю. Не видать нам больше Люли.
    Вдруг видят: глубоко в воде, под тем местом, где Люля сидела, что-то темное мелькает, приближается. Ближе, ближе, - и всплыла наверх Люля ножками кверху. Подхватили ее звери и птицы, перевернули, посадили на воду ножками вниз и видят: сидит Люля, еле дышит. Глаза у нее красной кровью налились: на клюве - красный кровяной пузырик, а в клюве - щепотка земли со дна морского.
    Обрадовались звери и птицы, взяли у Люли щепотку земли и сделали большие острова.
    А маленькой Люле за то, что землю достала со дна моря, постановили дать награду: пусть в память об этом подвиге навсегда останутся у Люли глаза и клюв красивого красного цвета.
    На этом собрание и кончилось. И помчались звери, помчались птицы делить между собой землю. А Люля осталась сидеть, где она сидела: она не могла еще отдышаться.
    Звери и птицы разобрали всю землю, до последнего клочка. Для Люли-то и не осталось места.
    Вот и живет она на воде по-прежнему.
    Придет пора детей выводить - соберет камыш да ветки, что с берега в воду упали, устроит себе плотик плавучий. На нем и выводит детей.
    Так и плавает всю жизнь по воде.
    А глаза и клюв у Люли - это верно - и до наших дней красные остались.